С победой большевистской идеологии в России началась непримиримая борьба со всеми другими видами идеологии. Религия рассматривалась новой властью в качестве одного из основных препятствий на пути установления монополии в области идеологии. Православие как оплот многовековой российской монархии, как составляющая официальной идеологии - «православие, самодержавие, народность», как часть той государственности, которую разрушили большевики, подверглось уничтожению наряду с другими остатками прежнего строя.
Документы Московского областного архивного центра содержат множество материалов, отражающих антирелигиозную пропаганду в 1920-х-1930-е гг. в Советской России и СССР. В рамках кампании борьбы с религией выдвигались требования фактической ликвидации монастырей, запрещались даже пасхальные изделия и рождественская елка. Широко использовались лозунги и частушки, листовки, диспуты и зрелищные мероприятия на Пасху. Раздавалась антирелигиозная литература, кино- и радиопропаганда, церкви передавались под клубы, запрещался «прием попов» на общих собраниях, требовалось уничтожение икон, под религиозные праздники устраивались лекции, карнавалы. Требовалось изъять из библиотек идеологически невыдержанную литературу, дабы искоренить религию как «тормоз социалистического строительства». Во второй половине 1920-х гг., в связи с подъемом религиозного чувства, который отмечала и Н.К. Крупская, и пропагандисты Союза воинствующих безбожников, а также слабостью успехов антирелигиозной пропаганды, власти предприняли попытку замены религиозных праздников и обрядов светскими. Ближе к концу десятилетия и началу 1930-х гг. акцент переносится на противопоставление науки и религии.

Единицы хранения

Документы